Налоги

Дойти до Верховного Суда РФ, чтобы вернуть 10 миллионов

Поделиться в социальных сетях:
Клиент Проект Результат
  • Поставщик угля
  • На рынке – с 1998 года
  • Годовой оборот угля – 230 тыс. тонн
  • Оспаривание налоговых доначислений
  • Продолжительность – 1,5 года
  • Стоимость проекта – 1 млн руб.
  • Клиент вернул 10 млн руб. доначислений
  • ROI – 900%

Кратко

У поставщика угля прошла выездная налоговая проверка. Инспекция засомневалась, что сделки с одним из контрагентов были в действительности. Из-за этого компания получила 10 млн доначислений, пеней и штрафов. Чтобы вернуть деньги, клиент вместе с консультантами КСК групп дошел до Верховного Суда РФ.

Ситуация

Фирма в Москве поставляет уголь. Она работает как организатор: у нее нет собственных складов и транспорта, она лишь закупает уголь в Кузбассе, нанимает местных на погрузку и через РЖД отправляет потребителям. Бизнесу много лет. Собственник собственноручно выстроил его, имел кристальную репутацию и непогрешимую отчетность. Но у налоговой было другое мнение.

Проблема

После очередной проверки ФНС доначислила компании 10 млн руб. Инспекторы решили, что некоторых поставок фактически не было и компания сотрудничает с фирмами-однодневками.

Решение

Наша позиция – поставки настоящие: среди покупателей были МВД, Минобразования и Минздрав. Этим углем топились подмосковные больницы и школы. Госзакупщики подтверждали, что уголь был. Но ФНС это не остановило: они нашли в цепочке подозрительного контрагента и на этом основании доначислили налог.

Руководитель компании – советский человек. Когда мы встретились, его первыми словами были: «Я знаю это государство. Судиться с ним бессмысленно». В то время он искал банк, который сможет выдать ему кредит, чтобы рассчитаться с налоговой.

Нашему юристу потребовалось несколько встреч, чтобы уговорить клиента хотя бы попробовать отстоять свою правоту в суде. Решающий аргумент: «Заплатить вы успеете всегда. Давайте попробуем не заплатить».

Реализация

Компания нашего клиента работала с несколькими поставщиками в Кузбассе – терминалами. Налоговая обнаружила, что у одного из терминалов не было сотрудников, транспорта, складов, а значит, по мнению ФНС, такая фирма не могла поставлять уголь. Вывод налоговой: сделок не было, документы фиктивные, клиент получил необоснованную налоговую выгоду.

Ирония момента в том, что именно эти спорные поставки шли на государственные объекты по госконтрактам. МВД и Минздрав подписали акты о получении угля, у РЖД были документы на груз, контракты были закрыты без нарушений. Но спорный контрагент в цепочке мог все испортить.

Судебная практика в делах со спорными контрагентами довольно предсказуемая: восемь из десяти дел суд решает в пользу налоговой. Если контрагент попадает под критерии сомнительной организации, можно даже не биться. Это был наш случай: у терминала действительно имелись проблемы с отчетностью и директором. Но претензии налоговой были к подрядчику, а не к нашему клиенту. Был шанс отбиться от доначислений или хотя бы многократно их уменьшить.

В первой инстанции нужно было доказать, что поставки фактически произошли. Для этого мы получили у РЖД документы, которые подтверждали прием и поставку груза. Штатный юрист клиента поехал в Кузбасс и разыскал там ИП, которого нанимали на погрузку. У ИП была своя техника, он показал все документы, вместе с юристом они собрали выписки со счетов и договоры с компанией-терминалом. Суд первой инстанции принял эти документы и признал доначисления неправомерными.

После суда клиент пребывал в восторге: это была его первая победа в споре с государством, тем более на такую сумму. Но радоваться рано: мы знали, что налоговая не сдастся и будет апелляция.

Решение в апелляции устояло: мы снова доказали, что уголь фактически был. На этот раз показали акты, подписанные представителями МВД и Минздрава, – если государство согласно с этой поставкой, то у налоговой нет повода сомневаться. Это была вторая победа.

Но налоговая не сдавалась. Они понимали, что, по сути, мы правы, но не все дела в российских судах рассматриваются по сути. Третья инстанция – кассация – обычно рассматривает дело по формальным признакам, и там у налоговой был шанс.

Наш юрист провел несколько недель в офисе клиента, собирая все возможные документы и прорабатывая все возможные стратегии защиты. Мы должны были приготовиться к придирке по любому формальному поводу.

Опасения оправдались: кассация вообще не смотрела на дело по существу. Судья открыл дело, увидел признаки фирмы-однодневки, произнес «Хватит работать с помойками» и закрыл дело. Никого не волновало, что уголь по факту был. Формальные признаки есть – все, до свидания.

С заседания наш юрист возвращался с двумя новостями. Первая – что заплатить налоговой все-таки придется. Вторая – обжаловать дальше некуда, только в Верховном Суде. Решение кассации вступает в силу сразу, и уже завтра налоговая пришлет требование на 10 млн руб.

Был поздний вечер. Мы сидели в офисе клиента. Он листал записную книжку в поисках знакомых, которые могли помочь с кредитом, – достать 10 млн из бизнеса он просто не мог. «Мы должны биться в Верховном Суде», – сказал наш юрист. «Исключено, – отвечает клиент. – Я эту судебную систему знаю, играть с государством отказываюсь. Раз у наших судов такая практика, мы просто запишем это в операционные расходы. Тема закрыта, надо жить дальше».

На следующий день собственник получил требование от налоговой, а к концу недели уже отправил деньги. Но наш юрист не сдавался: каждый день он звонил собственнику и уговаривал пойти в Верховный Суд. «Вам это ничего не будет стоить. Хуже уже не будет. А вот отбиться мы чисто теоретически еще сможем, у Вас есть шанс вернуть. Позвольте мне попробовать это сделать – хотя бы ради себя». Это стало последним аргументом. Собственник согласился. Мы идем биться в Верховный Суд.

Чтобы Верховный Суд РФ захотел рассмотреть дело, нужно его убедить, что дело важное. Наш юрист пишет обоснование на двух листах, в чем соль дела и в чем противоречие. Верховный Суд соглашается его рассмотреть. Это уже огромная удача. Большую часть дел, которые приходят в Верховный Суд РФ, он даже не рассматривает, – например, за первые шесть месяцев 2016 года экономическая коллегия ВС РФ рассмотрела только 2,2% от всех жалоб. Если коллегия приняла жалобу, судей ВС РФ нужно убедить в своей правоте во время заседания. Наш случай – большая редкость. Что именно сподвигло судей рассмотреть это дело, мы не знаем, но хочется надеяться, что помогло четкое изложение проблемы.

Клиент был в восторге от такого поворота, но радоваться еще рано. Верховный Суд только согласился рассмотреть дело, решение дальше может быть каким угодно.
Спустя несколько месяцев, 23 ноября 2016 года, мы узнали решение. Верховный Суд встал на нашу сторону.

Главные аргументы звучали так:

  • суды нижестоящих инстанций рассмотрели дело формально и обратили внимание лишь на два из десяти признаков фирм-однодневок;
  • они не учли другие признаки и не выносили решение по их совокупности;
  • если у компании нет сотрудников и складов, это еще не значит, что работать с ней нельзя. Главное, чтобы сделка была реальной.

Несмотря на то, что клиент заплатил 10 млн в бюджет, скоро требование налоговой было отменено и начался процесс возврата.

Результат

Налоговая проверка у клиента закончилась в январе 2015 года, окончательно доказать свою правоту компания смогла спустя почти два года – в ноябре 2016 года. Клиент вернул 10 млн руб. и успешно продолжает вести бизнес.

Поделиться в социальных сетях:
Связаться с менеджером
Стать клиентом

Все поля обязательны к заполнению

Отправляя заявку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.


Политика конфиденциальности

Вы в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных» своей волей и в своем интересе даёте письменное согласие ООО «КСК», находящемуся по адресу: г. Москва, ул. Земляной вал, д. 66/18 стр.5) (далее – «Оператор»), в целях ведения деловой переписки и осведомления об услугах и предложениях ООО «КСК», а также соблюдения ООО «КСК» и третьими лицами требований законодательства РФ, на обработку ваших персональных данных, к которым в общем случае относятся: фамилия, имя, отчество; адрес места жительства (регистрации); номер домашнего и мобильного телефона; адрес электронной почты; номер паспорта или любого другого документа, удостоверяющего вашу личность, сведения о дате выдачи и выдавшем документ органе; год, месяц, день рождения; пол. ООО «КСК» вправе осуществлять обработку ваших персональных данных, включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, распространение (в том числе передачу с использованием сети общего пользования Интернет), обезличивание, уничтожение ваших персональных данных.

Оператор вправе осуществлять обработку ваших персональных данных методом смешанной (в том числе автоматизированной) обработки.

Настоящее согласие вами дается на срок 1 год.