Акционерам «Юлмарта» нашли ликвидатора

15.05.2019

Структурам бизнесмена Михаила Васинкевича удалось добиться в суде Британских Виргинских островов (БВО) решения о ликвидации компаний его партнеров по «Юлмарту» Дмитрия Костыгина и Августа Мейера. Ответчики считают это «квазиликвидацией», заявляя об отсутствии реальных полномочий для процедуры. Давний конфликт акционеров «Юлмарта» развивается в судах уже нескольких юрисдикций, пока ритейлер продолжает терять позиции на российском рынке.

1 и 3 мая Высокий суд правосудия БВО по итогам рассмотрения иска Donna Union Foundation (DUF) Михаила Васинкевича постановил назначить ликвидатора в компании Koshigi Дмитрия Костыгина и Svoboda Августа Мейера, сообщили “Ъ” представители инвесткомпании А1, представляющей интересы истца. Как следует из решений суда, оказавшихся у “Ъ”, процедура проводится по законодательству БВО, а ликвидатор наделяется рядом полномочий, не требующих санкции суда, в том числе правом распоряжаться имуществом ликвидируемых компаний.

Конфликт в «Юлмарте» начался в 2016 году. Дмитрий Костыгин и Август Мейер, через Koshigi и Svoboda владеющие 61,5% ритейлера, не смогли договориться с Михаилом Васинкевичем (38,5% акций через DUF) о развитии компании. Господин Васинкевич с консультантами А1 обратился в Лондонский суд, который в июле 2018 года обязал Koshigi и Svoboda выкупить 38,5% «Юлмарта» за $67 млн. Как сообщал “Ъ”, сделка не состоялась. По версии Koshigi и Svoboda, юристы DUF не предоставили в нужные сроки документы; DUF заявляет, что контрагенты сами уклонялись от исполнения решения. В феврале 2019 года конфликт продолжился в суде Кипра, а еще в августе 2018 года было инициировано банкротство головной компании «Юлмарта» на Мальте.

Кроме того, 14 мая «Интерфакс» сообщил о возбуждении прокуратурой Лихтенштейна уголовного дела в отношении DUF по заявлению Августа Мейера по статье о подделке документов. По заявлению юриста господина Мейера, после решения Лондонского суда о выкупе доли DUF последняя должна была предоставить сертификат на свой пакет акций, но не сделала этого в установленные сроки, а позднее предъявила документ, в подлинности которого другие совладельцы «Юлмарта» усомнились.

Подачу исков о назначении ликвидатора Koshigi и Svoboda в А1 объясняют наличием «требований на почти $80 млн в соответствии с решением Лондонского международного третейского суда». В А1 полагают, что господа Костыгин и Мейер перед решением суда стали выводить бизнес из «Юлмарта» и избавляться от других активов, которыми владели их холдинговые компании. «Ликвидаторы будут тщательно анализировать документы и не только оспаривать сделки по выводу активов, но и предъявлять иски непосредственно к бывшим директорам и бенефициарам — Августу Мейеру и Дмитрию Костыгину»,— утверждают в А1.

Дмитрий Костыгин скептичен в отношении перспектив истца. Он настаивает, что решение о «квазиликвидации» Koshigi и Svoboda введено на основании требований лишь в $7 млн судебных издержек лондонского процесса, «других подтвержденных судом требований к компаниям нет». По его словам, Koshigi и Svoboda намерены подать апелляцию в Лондоне, до слушаний по которой у ликвидатора «нет фактических полномочий». Пока же А1 «удалось успешно ликвидировать бизнес своего клиента Михаила Васинкевича, имущество которого должно пойти с молотка», иронизирует бизнесмен.

По заявлению господина Костыгина господин Васинкевич действительно был признан банкротом: 23 апреля арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти ввел процедуру реализации его имущества сроком на шесть месяцев. «Это рудимент корпоративного конфликта, который Дмитрий Костыгин и Август Мейер пытаются использовать против меня от бессилия, они не понимают, что это им никак не поможет. Я продолжаю считать, что банкротство инициировано незаконно»,— заявляет господин Васинкевич.

На фоне конфликта «Юлмарт» продолжает терять позиции на рынке онлайн-ритейла. По данным Data Insight, за 2018 год он опустился еще на девять позиций в рейтинге крупнейших интернет-магазинов России, заняв 17-ю строчку. Онлайн-продажи ритейлера сократились на 57% к 2017 году, до 9,93 млрд руб., а число заказов — на 53%. В самой компании не комментируют акционерный конфликт.

Станислав Ляпцев

Процесс ликвидации Svoboda и Koshigi инициирован, чтобы владение акциями холдинговой компании «Юлмарта» перешло напрямую на господ Костыгина и Мейера, поскольку принудить их офшорные компании к выкупу акций DUF не представляется возможным. В то же время признание банкротом Михаила Васинкевича в России может привести к тому, что его кредиторам перейдут миноритарные доли в DUF, и тогда дальнейшие действия по получению $67 млн осложнятся.

Станислав Ляпцев

Юрист КСК групп


Взято из источника: Коммерсантъ


Возврат к списку

Последние новости

17.09.2019

Промсвязьбанк не учел солидарность

Мировое соглашение банка с бывшими акционерами оказалось под угрозой

13.09.2019

Эксперты КСК групп провели семинар для НПО «Вторпромресурс»

11 сентября Инна Карпухина и Евгения Сегаль, эксперты практики «Финансовое консультирование, аудит и МСФО» КСК групп, провели семинар на тему «Выработка вариантов стратегических инициатив для повышения эффективности компании и личной эффективности руководителей высшего звена», в котором участвовали топ-менеджмент и ключевые сотрудники НПО «Вторпромресурс».

20.08.2019

К коллекторам пришли за долгами

Одно из крупнейших агентств получило иск от АСВ