Мегарегулятор готов на сделку

15.10.2018
belyaev.jpg

В российском законодательстве появится инструмент, избавляющий нарушителей закона об инсайде и манипулировании от административной ответственности,— соглашение с регулятором о содействии расследованию правонарушения. Участник рынка должен предоставить необходимую информацию, выплатить компенсацию и реализовать меры по недопущению рецидивов. Сделки с регулятором широко распространены на западных рынках, однако в предложенном виде вряд ли станут популярной практикой в России.

В конце прошлой недели Госдума зарегистрировала проект, вносящий изменения в законодательство о манипулировании и инсайде. Его концепция заключается в «создании нового для российской правовой системы института соглашения с регулятором (Банком России) как основания освобождения от административной ответственности по составам правонарушений, связанным с неправомерным использованием инсайдерской информации и (или) манипулированием рынком».

Документ описывает условия, при соблюдении которых участник рынка получает возможность заключить своего рода сделку с регулятором о прекращении административного производства по делу. Так, правонарушитель должен предоставить регулятору исчерпывающую информацию об операциях с финансовыми инструментами, которые стали поводом для возбуждения административного производства. Речь может идти и о сведениях, составляющих коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи. При этом, отмечает руководитель практики управления рисками ФБК Grant Thornton Роман Кенигсберг, обязанности регулятора в этой части не определены. «Соблюдение условия не дает участнику рынка гарантий того, что регулятор в итоге заключит с ним соглашение. Кроме того, не описываются ограничения на использование такого рода информации».

После заключения соглашения правонарушитель должен выплатить компенсацию, сумму которой определит ЦБ, но она не может быть меньше суммы неправомерно полученного дохода (или убытков, которых удалось избежать). Компенсация в полном объеме перечисляется в бюджет. Кроме того, «манипулятор» должен принять меры для предотвращения аналогичных нарушений в будущем. Исчерпывающий перечень этих мер определит ЦБ в отдельном нормативном акте.

Документ оговаривает, что соглашение может быть заключено независимо от признания привлекаемым к административной ответственности лицом своей вины. Право на сделку не получат должностные лица и служащие федеральных органов исполнительной власти, работники органов управления государственных внебюджетных фондов и инсайдеры самого ЦБ.

По словам заместителя гендиректора «Алор Брокера» Максима Дремина, инициатива дает возможность выхода из спорных ситуаций. Например, когда по формальным признакам ЦБ прав: манипулирование или инсайдерская торговля есть, но по факту она преследовала иные цели, кроме незаконного обогащения, или не принесла убытков и негативных последствий третьим сторонам. Кроме того, возможность заключить соглашение с ЦБ может быть полезна, когда лицо было вовлечено в незаконную деятельность против своей воли. Например, клиенты брокера совершали через него такие операции, а он не смог их оперативно выявить.

Однако выгода такого решения неочевидна, уточняют юристы. «Из текста законопроекта не следует, что заключение соглашения влечет за собой прекращение административного расследования»,— поясняет партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. Сомнение вызывает и финансовая мотивация. «По административному делу штраф может быть равен сумме полученного дохода. Но так как в проекте установлена минимальная выплата тоже в размере полученного дохода, то получается, что это соглашение не позволит снизить потенциальные убытки»,— отмечает старший юрист Herbert Smith Freehills Денис Морозов.

В Банке России подчеркивают, что в мотивации должна присутствовать прежде всего репутационная составляющая, а потом уже желание лица сэкономить. Законопроект может быть интересен должностным лицам, потому что он спасает их от дисквалификации и потери заработка на два года, что возможно в случае наложения административного наказания, добавляет юрист департамента правового консалтинга и налоговой практики КСК-групп Александр Беляев. «При этом лицо избегает немалых трансакционных издержек, связанных с участием в проверочных мероприятиях и производстве по делу об административном правонарушении, а в дальнейшем, возможно, и судебных издержек»,— подтверждают в ЦБ, отмечая, что механизм реализации института «сделки с регулятором» только прорабатывается и будет обсуждаться с участниками рынка.


История «сделок с регуляторами»

История вопроса

Практика заключения «сделок с регулятором» широко распространена на западных рынках. Так, в ноябре 2013 года банк JP Morgan выплатил Министерству юстиции США $13 млрд, взамен регулятор прекратил расследование махинаций банка с ценными бумагами во время кризиса 2008–2009 годов. В марте 2015 года Bank of America согласился заплатить американскому Федеральному агентству жилищного финансирования (FHFA) $9,5 млрд в обмен на прекращение расследования продаж банком высокорисковых ипотечных облигаций в 2005–2008 годах. Несколько банков достигли досудебного соглашения с регуляторами по делу о манипулировании ставками LIBOR и EURIBOR. Впервые о возможности появления такого инструмента в рамках российского законодательства об инсайде и манипулировании рынком ЦБ заявил три года назад (см. “Ъ” от 15 октября 2015 года). «Сотрудничество при расследовании (в частности, раскрытие виноватой стороной более широкого круга вовлеченных сторон) поможет снизить репутационный ущерб организации»,— пояснял необходимость такого решения первый зампред ЦБ Сергей Швецов. О введении этой меры упоминалось и в проекте «Основных направлений развития финансового рынка на 2019–2021 годы», опубликованном летом 2018 года.


Взято из источника: Коммерсантъ



Возврат к списку

Последние новости

20.08.2019

К коллекторам пришли за долгами

Одно из крупнейших агентств получило иск от АСВ

29.07.2019

Основателю ХК «Фаэтон» припомнили поручительство

Россельхозбанк подал банкротный иск к Сергею Снопку.

22.07.2019

В Москве побит рекорд по продажам квартир

Но их приобретали не реальные покупатели, а сами застройщики.