На портале ГАРАНТ.РУ размещена статья «Что нам стоит с директором поспорить, или Как это толкует ВС РФ» Юлии Шиповсковой – юриста департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития КСК групп

17.12.2015

В июне 2015 года Верховный суд уточнил подходы к разрешению трудовых споров с руководителями. Рассмотрим, что приведено в порядок, а что требует доработки.

Верховный суд разъяснил понятие «руководитель организации» – это работник, выполняющий в соответствии с заключенным с ним трудовым договором особую трудовую функцию. Заключается она в осуществлении руководства организацией, в том числе выполнения функций ее единоличного исполнительного органа.

Подведомственность дел: общая юрисдикция или арбитраж? Верховный суд не сформировал четкое разграничение подведомственности и на практике продолжаются ошибки с ее определением.

Материальная ответственность руководителя. Руководитель (в том числе бывший) обязан возместить убытки, которые включают в себя реальный ущерб и неполученные доходы (упущенную выгоду). Руководитель привлекается к материальной ответственности и взысканию с него прямого действительного ущерба в том же порядке, что установлен и для остальных работников.

Иски о взыскании с руководителей убытков рассматриваются как арбитражными судами, так и судами общей юрисдикции.

Обеспечительные меры / Обеспечительные меры не применяются судами общей юрисдикции при рассмотрении спора о досрочном прекращении полномочий руководителей организации, членов коллегиальных исполнительных органов, возникших в силу трудового договора.

Важно помнить, что четко выстроенная правовая позиция и комплексный индивидуальный подход позволяют достигнуть 100% желаемого результата.

Поэтому так важно обращаться за консультацией к опытным экспертам.

В июне 2015 года ВС РФ постарался уточнить подходы к разрешению трудовых споров с руководителями (Постановление ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21 "О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации"; далее – Постановление № 21). Ценность указанного постановления при разрешении подобных трудовых споров огромна. Это связано с тем, что, во-первых, трудовые вопросы в таких делах тесно переплетаются с корпоративными. Во-вторых, директор с одной стороны выступает как единоличный исполнительный орган организации, с другой – наемный работник. И в-третьих, практика судов общей юрисдикции пестрит противоречиями, которые наблюдаются и в решениях самого ВС РФ.

Анализ Постановления № 21 снимает ряд спорных моментов, но в то же время некоторые его разъяснения сформулированы неясно. Рассмотрим, что приведено в порядок, а что требует доработки.

1. Четкое определение трудовой функции руководителя

ВС РФ разъяснил понятие "руководитель организации" – это работник, выполняющий в соответствии с заключенным с ним трудовым договором особую трудовую функцию. Заключается она в осуществлении руководства организацией, в том числе выполнении функций ее единоличного исполнительного органа. То есть руководитель может от имени организации совершать действия по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношений. Специальному регулированию труда руководителей посвящена гл. 43 ТК РФ "Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации".

В то же время Суд определил случаи, которые не подпадают под регулирование указанной главы:

  • руководитель организации является единственным участником (учредителем) организации, собственником ее имущества;
  • управление организацией передано по договору другой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему);
  • работник осуществляет руководство отдельными сферами деятельности организации или отдельными структурными подразделениями организации, в том числе филиалами, представительствами или иными обособленными подразделениями, без возложения на него функций единоличного исполнительного органа.

Таким образом, в Постановлении № 21 дано четкое определение руководителя и его трудовой функции, что позволяет правильно квалифицировать труд каждого работника: является он руководителем или нет.

2. Подведомственность дел: общая юрисдикция или арбитраж?

Необходимость разъяснения указанного вопроса была как никогда очевидна и связана с двойственной природой предмета спора: трудовые это или корпоративные правоотношения. Постановлением № 21 ВС РФ попытался разграничить подведомственность споров с участием руководителей. Однако полностью проблему решить не удалось, некоторые формулировки Суда требуют дополнительных толкований.

В п. 3 Постановления № 21 обозначены критерии подведомственности указанных споров судам общей юрисдикции и арбитражным судам (рис.1).

Рис. 1. Разграничение подведомственности споров с участием руководителей организаций между судами общей юрисдикции и арбитражными судами (по Постановлению ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21).

Таким образом, по общему правилу дела с участием руководителей должны рассматриваться в судах общей юрисдикции, причем Суд указал конкретные примеры споров.

Но следует обратить внимание на двойственный характер дел по оспариванию руководителями решений о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора. Рассмотрим две ситуации.

Первая ситуация. Генеральный директор оспаривает расторжение трудового договора в связи с несоблюдением корпоративных правил прекращения полномочий.

Вторая ситуация. Генеральный директор (женщина) оспаривает расторжение трудового договора и требует восстановления на работе в связи с установлением факта беременности на дату увольнения.

В первом случае наш спор касается трудовых отношений (расторжение трудового договора), но в то же время вытекает из норм гражданского права. Таким образом, спор будет рассматриваться в арбитражном суде. На это также указывает п. 4 ст. 225.1 АПК РФ, который относит к корпоративным споры, связанные с прекращением полномочий лиц, входящих или входивших в состав органов управления.

Во втором случае требования генерального директора основаны исключительно на требованиях трудового законодательства, поэтому дело будет рассмотрено в суде общей юрисдикции.

Сухой остаток: ВС РФ не сформировал четкое разграничение подведомственности, и на практике продолжаются ошибки с ее определением (например, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29 сентября 2015 г. по делу № А56-82791/2014, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 августа 2015 г. по делу № А07-25585/2014).

3. Материальная ответственность руководителя и вновь вопрос о подведомственности

В силу п. 1 ст. 277 ТК РФ руководитель организации несет полную материальную ответственность. Данное положение вытекает из требований закона и не зависит от того, есть ли условие о полной материальной ответственности в трудовом договоре (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю"). При этом вопрос о размере возмещения ущерба (прямой действительный ущерб, убытки) решается на основании того федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность.

Прямой действительный ущерб – это реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если он несет ответственность за его сохранность), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч. 2 ст. 238 ТК РФ).

И главное, руководитель привлекается к материальной ответственности и взысканию с него прямого действительного ущерба в том же порядке, что установлен и для остальных работников (п. 5 Постановления № 21).

Наряду с прямым действительным ущербом руководитель (в том числе бывший) обязан возместить убытки, которые включают в себя реальный ущерб и неполученные доходы (упущенную выгоду), и причинены виновными действиями руководителя (например, такие требования содержатся в законодательстве об АО и ООО).

Тем не менее на практике ситуация с подведомственностью складывается неоднозначная. Причиной тому – все та же двойственная природа взаимоотношений работодателя с руководителем. Привлечение директора к материальной ответственности возможно как в рамках трудового (ст. 277 ТК РФ), так и в рамках гражданского законодательства (ст. 53.1 ГК РФ). К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, обязано возместить по требованию юридического лица либо его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

К сожалению, в ВС РФ не дал четкого разграничения подведомственности таких споров. Общая формулировка п. 7 Постановления ВС РФ гласит: дела по спорам о взыскании убытков с директоров рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами разграничения компетенции, установленной процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 22 ГПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ и п. 3 ст. 225.1 АПК РФ).

Решение вопроса о разграничении подведомственности по данным спорам всегда подразумевало две противоположные позиции:

  • ВС РФ утверждал, что такие дела подведомственны судам общей юрисдикции (например, Определение ВС РФ от 29 марта 2013 г. № 35-КГ13-2);
  • ВАС РФ высказывал противоположную точку зрения – в частности, подчеркивал, что даже если стороны ссылаются на ст. 277 ТК РФ в обоснование своих требований, дело все равно подлежит рассмотрению арбитражными судами в соответствии со ст. 225.1 АПК РФ (п. 9 Постановления ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица"). И даже после упразднения ВАС РФ арбитражные суды продолжают пользоваться данным постановлением.

В итоге точка так и не поставлена, иски о взыскании убытков с руководителей рассматриваются как арбитражными судами (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 27 июля 2015 г. № А62-4846/2014, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 9 июня 2015 г. № А05-15515/2014, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 августа 2015 г. № А07-25585/2014), так и судами общей юрисдикции (апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 14 июля 2015 г. № 33-8681/2015, апелляционное определение Челябинского областного суда от 2 апреля 2015 г. № 11-3133/2015).

На наш взгляд, споры по взысканию работодателем убытков с руководителя должны рассматриваться арбитражными судами по аналогии с исками о взыскании с руководителя причиненных компании убытков, предъявляемых участниками и акционерами.

Правильно определить подведомственность споров в зависимости от конкретных обстоятельств дела и не затянуть при этом процесс его рассмотрения могут консультанты, занимающиеся данными вопросами на постоянной основе. Профессиональный "холодный" взгляд консультанта на ситуацию изнутри позволит компаниям верно подойти к решению такого щекотливого вопроса, как споры с руководителем.

4. Обеспечительные меры

Суды общей юрисдикции не применяют обеспечительные меры при рассмотрении споров о досрочном прекращении полномочий руководителем организации и членами коллегиальных исполнительных органов, возникших в силу трудового договора (п. 4 Постановления № 21). Такая позиция возникла в связи с тем, что бывшие директора часто прибегали к обеспечительным мерам в виде обязания компании-ответчика (бывших работодателей) не чинить препятствий при выполнении ими прежних обязанностей. В соответствии со ст. 139 ГПК РФ обеспечительные меры допускаются, только если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. В случае же восстановления на работе трудно представить обстоятельства, которые могли помешать исполнению решения суда при удовлетворении требований истца.

Вместе с тем ВС РФ не ограничил возможность применения обеспечительных мер при рассмотрении дела в арбитражных судах. В ч. 2 ст. 90 АПК РФ содержится дополнительное основание для принятия обеспечительных мер – риск причинения значительного ущерба заявителю. При этом в рамках корпоративных споров риск причинения значительного ущерба налицо. Например, вывод активов при нелегитимной смене руководителя для собственников влечет фактически потерю своих активов и бизнеса, для руководителя – привлечение к ответственности: как к материальной, так (при определенных обстоятельствах) и к уголовной.

На наш взгляд, именно для защиты интересов собственников и руководителей ВС РФ предусмотрел указанную возможность.

5. А много ли споров?

В 2014 году в России было рассмотрено 577 057 трудовых споров. Споры с участием руководителей составляют примерно 1,2% от этого количества, однако они являются наиболее сложными. Официальной статистики за 2015 год пока нет, однако судя по анализу судебных актов, число подобных дел сохранится примерно на том же уровне. Львиная доля таких конфликтов связана с определением подведомственности спора. Все сталкиваются с одними и теми же проблемами: разграничение правоотношений на трудовые и корпоративные. В связи с двойственной природой статуса руководителя организации эта грань практически стерта.

Для того, чтобы ее найти и правильно определить подведомственность, раз ни законодатель, ни судебные органы не могут однозначно помочь с этим, поддержки стоит искать у профессиональных консультантов. Практикующий профессионал поможет сэкономить время и деньги.

6. Разумно и обоснованно

Каждый раз перед началом работы юристы КСК групп оценивают разумность, обоснованность и эффективность принимаемых мер. При этом важно вовремя выявить симптомы, диагностировать проблему, подготовиться к наступательным действиям. Четко выстроенная правовая позиция и комплексный индивидуальный подход позволяют достигнуть 100%-ного желаемого результата, ведь во взаимодействии с руководителем организации или членом коллегиального исполнительного органа есть много подводных камней – они не простые работники.

Таким образом, экономический эффект равен 99% от желаемого результата, 100% экономии времени заинтересованных лиц (консультант оказывает услугу "под ключ") и 99% защиты от негативных рисков (позиция экспертов всегда выверена в соответствии с требованиями действующего законодательства и актуальной судебной практикой).


Возврат к списку

Последние новости

13.02.2019

Запись прямого эфира на РБК ТВ о разделе активов с участием Дмитрия Водчица

Как правильно организовать раздел бизнеса между бывшими партнерами? Можно ли провести его быстро и «безболезненно»?

13.02.2019

Тихих «налоговых гаваней» стало еще меньше

Какие офшоры сотрудничают с российской ФНС

12.02.2019

Как избежать «техасской перестрелки» при разделе бизнеса

С какими сложностями сталкиваются владельцы при разделе среднего бизнеса.