Петербургский вуз остался без миллиона

05.12.2016

Верховный суд не заметил денежных потерь из-за недостоверной публикации

Санкт-Петербургскому Гуманитарному Университету Профсоюзов (СПбГУП) не удалось взыскать компенсацию репутационного вреда с петербургского СМИ Закс.ру за статью в защиту прав 150 отчисленных в 2014 году студентов и о нарушении их права на свободу слова. Верховный суд (ВС) признал, что, поскольку интернет-ресурс не смог подтвердить достоверность информации, публикация должна быть опровергнута, но при этом отказался взыскать компенсацию. По мнению ВС, сам по себе факт распространения таких сведений не означает причинения убытков, а доказательств возникновения неблагоприятных для себя последствий вуз не представил.

В марте 2014 года СПбГУП разместил на своем официальном сайте сообщение об отчислении «по совету администрации» около 150 студентов, «не соблюдающих дисциплину и неспособных к поведению на уровне университетских стандартов». Там говорилось, что особое внимание будет уделено интернет-активности студентов в социальных сетях — в частности, в группе «Подслушано в СПбГУП». Ректор университета Александр Запесоцкий назвал процесс «мягкой формой избавления от балласта».

На массовое отчисление студентов обратили внимание петербургские СМИ. «ЗакС.Ру» попыталось вступиться за права студентов, опубликовав статью с утверждением, что «ректор Александр Запесоцкий нарушает ст. 29 Конституции (свобода слова и запрет цензуры.— “Ъ”)». После этого университет обратился в суд с иском о защите деловой репутации, оценив причиненный ему ущерб в 1 млн руб.

Александр Запесоцкий возглавляет СПбГУП с 1991 года, в 2011 году избран членом-корреспондентом РАН, выступал доверенным лицом Владимира Путина на выборах президента. Господин Запесоцкий известен своими многочисленными судебными тяжбами со СМИ, в частности с радиостанцией «Эхо Петербурга», агентством журналистских расследований, «Фонтанка», «МК в Питере» «Новой газетой в Петербурге». Ректор регулярно оказывался в эпицентре скандалов: в 2013 году на форуме университета в ответ на жалобу студентки о высоких ценах в столовой заявил, что «ценами недовольны около десятка убогих», назвал таких студентов «беспомощными», «немощными» и «бесполезными стране». Еще одна громкая история случилась в сентябре этого года, когда на праздничной афише ко Дню первокурсника лицо студента-башкира с фотографии было заменено славянским. Тогда господин Запесоцкий назвал распространяемую информацию «неправдой и журналистской инсинуацией», обвинив СМИ в разжигании национальной розни.

Суды трех инстанций частично удовлетворили требования вуза, согласившись с тем, что информация не соответствует действительности и порочит истца, формируя к нему негативное отношение. В обоснование решения легли в том числе итоги прокурорской проверки, которая не выявила никаких противозаконных действий со стороны университета. Впрочем, только апелляционный суд усмотрел основание для взыскания компенсации за нанесенный репутационный вред. Первая и кассационная инстанции отказали в его материальном возмещении, обязав ответчика лишь удалить текст и опубликовать опровержение порочащих репутацию сведений. По мнению судов, вуз не привел аргументов в подтверждение «наличия причинной связи между ущемлением деловой репутации и оспоренной информацией».

Не согласившись с этим, СПбГУП обратился в ВС, который передал жалобу на рассмотрение коллегии по экономическим спорам. Но ожидания администрации СПбГУП не оправдались — коллегия оставила в силе решения об отказе в компенсации. В опубликованном тексте решения ВС четко описал основания, которыми он руководствовался, отказывая в присуждении компенсации. Оказалось, что никаких доказательств, свидетельствующих о сформированной репутации СПбГУП до нарушения, и доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных последствий для университета, в деле попросту нет, а одного лишь факта распространения порочащих сведений недостаточно для возмещения ущерба.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Дмитрий Матвеев и партнеры» Дмитрий Матвеев считает, что в этой ситуации вуз сам должен был доказать, что эта публикация негативно повлияла на показатели: «СПбГУП мог бы представить, например, сравнительную статистику, демонстрирующую снижение числа абитуриентов или среднего балла по ЕГЭ по сравнению с предыдущим годом; результаты опроса, подтвердившего бы снижение интереса к университету в том случае, если абитуриенты отказались от поступления в связи с этой публикацией». Уменьшение прибыли от платных программ, сокращение пожертвований и грантов, падение в образовательных рейтингах — все это, по словам ведущего юрисконсульта департамента правового и налогового консалтинга КСК групп Антона Городецкого, университет мог представить суду в качестве доказательств, но не сделал этого. Дмитрий Матвеев добавляет, что российское законодательство не содержит четкого перечня возможных доказательств, поэтому университет мог подтвердить факт причинения вреда любыми доступными способами, которые суд впоследствии должен был бы оценить по своему усмотрению и определить размер компенсации. По словам юристов, если бы причинение вреда было доказано, то суд взыскал бы сумму ущерба, впрочем, необязательно в том размере, в котором требовал вуз. «Вопрос определения размера ущерба в спорах о защите деловой репутации довольно дискуссионный — суды принимают совершенно разные решения исходя из конкретных обстоятельств. Но в удовлетворении требований о взыскании компенсации не может быть отказано только на том основании, если их точный размер установить невозможно»,— поясняет господин Городецкий.

Источник: Коммерсант.ru.


Возврат к списку

Последние новости

29.07.2019

Основателю ХК «Фаэтон» припомнили поручительство

Россельхозбанк подал банкротный иск к Сергею Снопку.

22.07.2019

В Москве побит рекорд по продажам квартир

Но их приобретали не реальные покупатели, а сами застройщики.

22.07.2019

Депутату подселили государство

Суд конфисковал долю квартиры Романа Лаптева.